1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Многодетные семьи как они живут. Как живут многодетные семьи в деревнях России? Чем живут ваши дети

«Мы никому не нужны». Как живут многодетные семьи в России

В начале июня президент России Владимир Путин в честь Дня защиты детей вручил многодетным семьям из восьми регионов орден «Родительская слава». В числе награжденных была и семья Шутылевых из Хакасии. Супруги воспитывают 13 детей: 7 дочерей и 6 сыновей. В Кремль Шутылевы приехали почти в полном составе и в сопровождении главы республики Виктора Зимина. Корреспондент проекта «Сибирь.Реалии» встретился с другими многодетными семьями Хакасии, чтобы узнать, как они живут.

«Даже в школу не на что собрать​»

Если по прямой, то село Толчея Боградского района Хакасии находится буквально в 40 километрах от Абакана, где живут награжденные президентом Шутылевы. Людмила Шугалеева вместе с мужем воспитывают здесь четверых детей.

– Ой, в селе у нас бухают. Бывает, что и одеколон пьют. Не очень живем, прямо скажем. А Путин мне нравится. Ну, потому что, а кого еще? Больше-то и некого.

Людмила родилась и выросла в Толчее, но надеется, что дети уедут отсюда и получат хорошее образование.

Говорит, много детей – это счастье, только поднимать четверых непросто. Благо, старший на следующий год пойдет в армию, а вот остальным еще расти и расти: младшенькой всего пять лет.

– У нас тут работы нету, живем только на детские. Детские – это пособие на детей, две тысячи на четверых детей всего. То есть примерно по 500 рублей на ребенка. Как выживаем? Да вот так вот… Даже в школу не на что собрать. Раньше еще меньше было, 1,5 тысячи получали на всех. Детские – они всегда маленькие были… Чисто символически, вроде как, нате вам от государства.

К 1 сентября семье нужно собрать в школу троих детей. Старший сын будет ездить в Бородино, где находится старшая школа, младшая пойдет в садик, остальные дети будут посещать сельскую школу в Толчее.

– Льгот на питание в школе у нас нет. Правда, от государства выделяют на питание, но это булочка и чай, а вот в Бородино, где у нас 10–11-й классы, я плачу 650 рублей в месяц. И на учебники сдаем, и так, бывает, если что-то надо, сдаем.

Иногда Шугалеевы берут продукты в долг в местном магазине, потому что свести концы с концами не получается. Впрочем, в Толчее так делают не только многодетные. Спасает огород, а вот скотину жители села не держат: нерентабельно.

– Хозяйство? Ну, мы сейчас все, что было, сдали. Потому что и сено надо, и комбикорм надо, а это тоже деньги. Невыгодно смотреть за хозяйством, – признается Людмила.

Шугалеева уверена, что у села нет будущего, потому что работа здесь не появится. Единственный способ повысить уровень жизни – уехать в город.

– Я не работаю, муж ездит иногда на вахты, то там поработает, то там, но не устраивается постоянно. Обманывают на вахте… Уехать отсюда мы хотели, но опять же куда ехать-то. Тем более четверых детей надо же увезти. Что бы мы попросили у властей? У властей мы можем попросить только поддержки, для детей какая-то чтобы была, помочь чтобы им.

«Без приемных детей я бы лучше жила»

Село Таежное расположено в 20 км от Толчеи. В бывшем здании детского сада поселилась директор местной школы Людмила Грачева, у которой проживает 17 приемных детей. Еще 17 семья Грачевой уже воспитала и выпустила за 20 лет. Кроме них у Людмилы Михайловны трое взрослых родных детей.

– В начале я даже сама детей не брала, они сами ко мне попадали. У кого-то родители спились, у кого-то умерли. А вот последних уже я сама взяла: сначала пятерых из одной семьи, потом троих из другой семьи. Их никогда не разделяют, поэтому они никуда, кроме детдома, бы не попали, – рассказывает Людмила.

В доме Грачевой три холодильника. Сахар и печенье она покупает коробками. Больше всего денег уходит на транспортные расходы, потому что в случае дальних поездок приходится вызывать такси. Автобус до Абакана из Таежной ходит трижды в неделю. Многодетным семьям ежегодно дарят микроавтобусы, но очередь идет слишком медленно: с 2011 года авто получили около 40 семей. Людмила Михайловна получает около 35 тысяч в должности директора школы, 15 тысяч пенсии, а также по 7 с лишним тысяч на каждого подопечного. Этих денег едва хватает, чтобы прожить сыто.

– Затраты больше, чем доход. Почему я с работы не ухожу? Конечно, можно было бы плюнуть, уйти, не тянуть резину. А потом так раз и подумаешь: так а денег-то не хватает! Откуда их взять? Каждый месяц у меня незапланированные расходы, потому что приходится помогать детям, которые уже выросли. Да, есть такие, кому до сих пор приходится помогать. Вот из 17 детей, которых я выпустила, три ребенка, скажем так, проблемные. Я им помогаю. То две тысячи, то четыре…

По словам Грачевой, воспитывать детей с каждым годом становится сложнее. Во-первых, сказывается возраст, во-вторых, в последние годы много воспитанников детских домов имеют врожденные проблемы с умственным развитием.

– Пенсионная реформа? Я по себе сужу: раньше могла у плиты весь день стоять, а теперь с годами я уже без помощи не могу. У нас смотришь, 50 лет – люди разваливаются на ходу. Они не доживут просто. Вот доярки, к примеру, на селе. Некоторые еще руками начинали доить, машин не было. Она ждет не дождется, когда на пенсию пойдет! Ладно бы до 60 повысили, но 63 – это все.

Навыки ведения хозяйства помогают Грачевой в работе директора. Она научилась кормить учеников на 11 рублей в день – именно столько выделяют в Таежном в день на питание одного ребенка. Сначала родители носили еду из дома, затем кто-то один стал готовить на весь класс. В конце концов перешли на другую схему.

Читать еще:  Заболевания почек у беременных. Инфекции мочевых путей у беременных. Современные подходы к лечению

– У меня есть техничка, я ей доплачиваю 0,5 ставки. Она собирает продукты с родителей: кто лук, кто картошку. Плюс нам выделяют от государства 11,4 рубля на ребенка в день. Конечно, этого маловато. Но Галина Ивановна нас умудряется нормально кормить – что-то одно: или первое, или второе, и чай. Льгот по питанию у нас в школе нет, но и родители ничего не платят.

Людмила Михайловна соглашается, что семьи с приемными детьми зачастую живут лучше тех, где дети родные.

– Про семьи, которые на 2 тысячи живут, я даже говорить не хочу… Но народ все равно выкарабкивается, находит выходы.

«Народ плохо живет, но все равно​. «

Жительница Толчеи Светлана Ростовцева сидит с четырьмя детьми своей дочери, пока та на работе. Семь лет назад бабушка специально переехала в деревню из Черногорска, чтобы помогать.

– Муж есть у нее, но… Нехороший муж, в общем. В расчет его даже не надо брать, – говорит женщина.

Детям в семье 3, 4, 8 и 10 лет. У младшего Юры сегодня день рождения, но будет ли подарок, бабушка не знает. Мама-кормилица работает на молочном заводе в Бородино и зарабатывает 12 тысяч рублей в месяц. Детское пособие семья тоже получает – около двух тысяч. Хозяйства Ростовцевы не держат: нет времени, да и желания.

– У нас были кролики, но вымерли. Чем питаемся? Ну как чем, пошел в магазин, там отоварился. А если денег нет, то в долг берешь, да, такое практикуем часто. Иногда и пельмени делаем, мясо тоже бывает!

Старшие дети Ростовцевых в сентябре пойдут в старую, как говорят на селе, школу. Здание новой школы тоже готово, но уже несколько месяцев стоит без внутренней отделки. В сельсовете говорят: деньги закончились.

– Как помочь многодетным? Да очень просто. Вот школа стоит новая. Здание поставили, а потом бросили. Отделки нету, а дети ходят по-прежнему в старую вот эту деревянную школу. А новую заморозили вроде как, то есть не будет ее теперь. Я думаю, детей человек 50 в деревне-то есть. Я бы у губернатора попросила бы школу открыть, чтобы не учились в этом сарае.

Напоследок Светлана Ростовцева говорит, что в целом удовлетворена жизнью семьи.

– А Путин мне нравится, даже не знаю. Да, народ плохо живет, но все равно он где-то как-то помогает. Он же не может в глухомань такую постоянно заезжать… Сколько живет за чертой бедности? Вы знаете, мне кажется, все дети тут живут за чертой бедности. Много очень бедноты, но вообще жить можно…

«Длинные волосы? Это был сигнал»

В Таежном и Толчее все знают Любовь Глушкову, которая вырастила троих родных детей, а затем стала матерью для 12 приемных. Сейчас в ее доме живут шестеро мальчиков и шестеро девочек в возрасте от 4 до 18 лет.

– Последний раз я в Черногорске взяла ребятишек, декабрь был, а у них ни одежды, ничего, буквально голые, пришлось покупать сразу.

Старший сын Глушковой работал в полиции в Сорске. Несколько лет назад он погиб. После этого женщина решила продолжить помогать детям, которые остались без родителей. Любовь Юрьевна получает по 7800 на каждого приемного ребенка. Она не раз слышала упреки в том, что делает бизнес на приемных.

– Это даже ниже прожиточного минимума. Да, в народе есть легенды, дескать, кто приемных детей берет, те обогащаются. И не только в народе так говорят, Минфин тоже так говорит. Я вот сейчас недавно узнала, что мы открыли бизнес на детях, понимаете? Я просто в шоке, когда говорю, у меня даже мороз по коже. Какой может быть бизнес на детях, когда вот у меня дочь, ей только исполнилось 18 лет. Она уже вроде самостоятельный человек, а куда она? Со мной остается. Они в армии отслужили некоторые, а все равно около меня. Какой бизнес?

В 2017 году опекунское пособие не индексировали, а в 2018-м повысили примерно на 300 рублей.

– Льгот на питание в школах тоже нет, – рассказывает Любовь Юрьевна. – Первый завтрак идет бесплатно, но там не важно, многодетная семья или нет. За остальное платим точно так же, как и все. Льгота есть какая у нас: у меня вот 11 детей (одной из дочерей уже исполнилось 18, фактически детей 12. – СР), мне 100% возвращают за топливо и за свет. Но когда, опять же, их возвращают? Задержки колоссальные. В последние месяцы еще стало более-менее, наверное, перед выборами. А в прошлый год задержки по несколько месяцев были.

В декабре 2017 года органы опеки отняли у приемной матери Любови Лицегевич из поселка Первомайское семерых детей. Поводом послужило то, что у одного из сыновей были слишком длинные волосы. Детей удалось вернуть только через суд. Любовь Глушкова считает, что таким образом государство показало приемным семьям: будете разговаривать о задержках пособия – с вами будет так же. Нынешней зимой опекунские пособия задерживали по 1,5 месяца.

– Я была в шоке, потому что это был показательный процесс, чтобы заткнуть нам рот, чтобы не открывали лишний раз. Потому что как раз тогда опекунские стали задерживать, мы стали возмущаться. В СМИ пошли и так далее. Поэтому для приемных семей это было что-то вроде сигнала: если будете рот открывать, вас ждет то же самое.

Читать еще:  Как сделать наращивание ногтей гелем поэтапно

В Хакасии проживает более 7 тысяч многодетных семей, в которых воспитывается 25 тысяч детей. Им положены некоторые выплаты: 2 тысячи ежегодно к 1 сентября, единовременно 10 тысяч для детей, поступивших в вуз. Если в семье семеро детей до 7 лет, а родитель не работает, то в течение пяти лет семья сможет получать по 4,6 тысячи ежемесячно. Можно даже получить 1 млн от государства, но для этого нужно родить тройню. Любовь Глушкова считает, что многодетным семьям в России стоит рассчитывать в основном на себя.

– А мы никому не нужны в нашей России. Ладно, когда есть приемные дети, там хоть какая-то копейка идет, а на родных детей вообще никто не обращает внимания. Они просто барахтаются, деревни вымирают, выживают все как могут. Многие люди просто нищие…

Зачем малоимущие люди рожают много детей

Увидев в очередной раз сюжет из новостей, какую-либо передачу о многодетных семьях, я просто прихожу в тихий ужас. Не понимаю, зачем малоимущие люди рожают много детей. Как правило, богатых многодетных семей нет или о них ничего не слышно. Они рожают максимум троих детей, в крайнем случае, четверых. Зато люди, сами живущие на копейки практически каждый год производят на свет очередного ребенка.

Что движет этими родителями? Неужели они настолько любят детей или им просто лень работать, получая пособия за вновь рожденного малыша. Я не хочу сказать, что все многодетные семьи бедные, но большинство именно такие. Моя двоюродная сестра в свои 28 лет имеет троих детей, старшему из которых уже 10 лет. Последнего ребенка они вроде бы не планировали, так получилось. Сказала, что узнала о своей беременности на 24 неделе. Я ей не верю, честно говоря. Не может женщина, уже рожавшая два раза, не понять, что снова беременна. До полутора лет ей платили хорошие деньги за уход — 15 000 руб. В это время ее муж на работе получал 13 000 руб. Но лафа кончилась в 1,5 года, когда все выплаты прекратились. В итоге муж пропадал практически круглосуточно на работах, искал подработки, а она сидела дома. Сейчас, когда ребенку уже 5 лет, она наконец-то устроилась на работу. Я не скажу, что они очень бедно живут, но все-таки приходится экономить.

Другая семья. Я узнала о них еще в детском саду, куда ходила моя дочь. Именно тогда я узнала, что у них 5 детей, а мама была беременна шестым. Живут они в небольшом домике, где только одна комната и кухня. Часто вижу их фото в соцсетях, где на заднем плане маячат грубо сколоченные двухэтажные кровати. В доме живут пятеро детей, двое родителей, сестра матери детей с мужем и мать девушек. Честно говоря, я не знаю где они там все помещаются и как вообще умудряются делать детей?

Работает в семье только отец ребятишек и бабушка получает пенсию. Понятно, что денег не хватает. Они часто отовариваются продуктами взаймы. Благо, что это поселок, там можно взять в долг.

Дети постоянно грязные, неухоженные, донашивают одежду друг за другом. Трое детей уже ходят в школу, а родители даже не в состоянии купить каждому комплект школьной формы. На родительских собраниях в детском саду их фамилия всегда звучала как злостных неплательщиков. Мне жаль этих детей. А ведь им предстоит учиться дальше, получать профессию. Как родители смогут их обеспечить?

Неужели эти люди не в состоянии купить средства контрацепции? Или они считают аборты грехом? А не грех обрекать детей на полуголодное существование? Что хорошего они увидят в жизни?

Да и постоянные роды не добавляют женщине здоровья. Она ведь еще молода, ей нет тридцати, а выглядит на все сорок, а живот постоянно выглядит как у беременной.

Извините, если кого-то обидела, но высказала мое личное мнение.

Встречались ли на вашем пути многодетные семьи? Что вы можете о них сказать?

Семеро по лавкам. К многодетным семьям в деревне отношение неоднозначное

Всё случилось неожиданно. Кто-то из родственников челябинца Юрия Чиянова продал старый дом в селе Тавранкуль, и нужно было забрать из него стиральную машину. Съездить попросили Юрия Ивановича: он пенсионер, времени у него много. Когда безотказный курьер подъехал к дому, навстречу ему высыпала куча ребятишек, он даже не сразу смог их сосчитать.

Дети были повсюду: во дворе, за столом, на кровати. Как оказалось впоследствии, в семье Людмилы Савельевой двенадцать детей. Плюс ещё внучата от старших дочерей — получился настоящий детский сад.

— У моей бабушки было десять детей, — улыбается Людмила Савельева. — Мне всегда хотелось её догнать и перегнать. Сначала мы жили в городе, я работала хирургической медсестрой, мой муж — в ОМОНе. Но прокормить ребятишек становилось всё тяжелее, и мы купили этот дом в деревне. Здесь у нас огромный участок, мы выращиваем картошку, овощи. Каждую весну берём на откорм цыплят-бройлеров. Были у нас ещё и козы, но пришлось забить: очень дорогие стали корма.

Подарки для этих детей — большая редкость. Фото: АиФ / Анна Усманова

«Многоголовые»

Сейчас многодетная мама не работает, и не потому, что не желает. Просто в деревне негде работать. Муж устроился водителем в частную фирму, на смену ездит за много километров от дома. Людмила ведёт хозяйство. Ситуация осложняется тем, что большинство детей у Савельевых — мальчики. Вещи на них просто «горят», и бывает, что младшим уже нечего донашивать за старшими.

— Я, когда ехал домой, всё думал об этой семье, — рассказывает Юрий Чиянов . — Вот у нас дома куча хороших детских вещей лежит: от сыновей остались, теперь от внуков. Подруги жены тоже вечно что-то собирают. У нас всё это мёртвым грузом, а здесь у детей каждое пальтишко на счету, каждый сандалик. В общем, в следующий раз я загрузил полную машину одежды, обуви и игрушек и повёз в Тавранкуль.

Читать еще:  Как сделать огромные мыльные пузыри

Юрий Иванович привез детишкам подарки. Фото: АиФ / Анна Усманова

Местные жители к огромной семье Савельевых относятся как-то странно: Людмилу обзывают «многоголовой», да и вообще, кажется, осуждают. А теперь вот ещё и городской благодетель выискался, многие стали завидовать. Отвык народ от того, что в доме много ребятишек. Отвык и от того, чтобы помогать нуждающимся всем миром.

Без свиньи не прожить

Вторая по величине тавранкульская семья — Пестовы, у них пятеро детей. Тоже выживают собственными силами — держат скотину. На кухне, возле печки, рядом с кастрюлей детской каши стоит-томится-напаривается похлёбка для поросят. Потому что эти хрюши — единственные кормильцы для пестовских ребят.

— Мы их рожали не для какой-то господдержки, а для себя, — рассуждает глава семьи Владимир ПестоВ . — Получаем по 230 рублей на ребёнка, да ещё к школе выдают по полторы тысячи. А у нас только на покупку учебников по нескольку тысяч уходит, на канцелярию, одежду, на школьный ремонт.

В доме у Пестовых не видать ярких детских книжек, игрушек. Оказалось, что это огромная роскошь и для Савельевых, и для других деревенских семей, где есть дети. В сельском магазине только макароны да окорочка, за детскими товарами надо ехать в Бродокалмак. А рейсовый автобус отменили в прошлом году: районные власти посчитали, что невыгодно гонять технику ради нескольких человек. Так что народу теперь не до игрушек — держат деньги на чёрный день. Если вдруг в семье кто-то заболеет, придётся нанимать частника с машиной — 350 рублей до Бродокалмака. В такую даль, как Челябинск, местные уже давно не ездят.

Каждый за себя

Когда Юрий Иванович в очередной раз привёз в Тавранкуль свой «гуманитарный груз», к нему подошёл самый авторитетный житель села Николай Севастьянов . Давным-давно он был местным депутатом, сейчас — председатель совета ветеранов. Но народ по-прежнему считает его главой посёлка. Николай Степанович составил список всех семей, находящихся в трудной ситуации: многодетные, матери-одиночки с ребятишками — всего 13 пунктов. Неравнодушный Севастьянов составил его «на всякий случай».

Местные жители осуждают многодетные семьи. Фото: АиФ / Анна Усманова

— Вы даже не представляете, какая тут раньше красота была, — показывает на родное село Николай Степанович. — Вот этих дыр между домами не было, тоже дома стояли. Вся улица полна была. Вон там базовки были, коровники. Десять тысяч голов крупного рогатого скота мы держали. Землю пахали более десяти тысяч гектаров. В Тавранкуле было самое крупное отделение Бродокалмакского совхоза, мясо-овощного направления. А теперь всё разрушено, из коровников последние блоки достают и вывозят. Работать крестьянам негде. Всю землю давно уже скупили москвичи или наши анонимные бизнесмены. Держат «в запасе», ждут, когда поднимется цена, либо ещё для каких-то целей.

Николай Степанович с грустью рассказывает, как десять лет безработицы и нужды испортили его односельчан. Люди перестали просто так помогать друг другу. На одиноких стариках просто наживаются: дрова нарубить, огород вспахать — доставай тысячу рублей. А ещё народ стал бояться держать домашнюю живность: на село совершают набеги цыгане из Бродокалмака, воруют коров, коз и птицу.

Вот бы мужикам объединиться, защитить свои интересы, но сегодня каждый сам за себя. Люди дошли до того, что срезали металлические стяжки из своей старенькой деревенской Преображенской церкви. Половина купола обрушилась сразу. Всё остальное не подлежит восстановлению.

Переступить через лежащего?

Священник Олег Чиянов , клирик Свято-Симеоновского кафедрального собора Челябинска:

— Мы почему этим занимаемся? Потому что мы христиане. Если узнал о таких людях, то как мимо пройдёшь? Это как переступить через лежащего. Да, государство должно им помочь. Но сам-то ты как будешь жить? Когда Господь с нас спросит: «Я вам послал людей нуждающихся. Что вы с ними делали? Учили жить или накормили?» Советы можно давать всегда. Да, родители вовремя не завели хозяйство, да, не знают, как заработать, но дети-то в этом не виноваты. И факт остаётся фактом: если я через месяц узнаю, что эта семья опять в бедственном положении, я снова буду помогать. Деревня умирает, а у города всегда есть переизбыток еды, вещей. Помощь может прекратиться только тогда, когда человек нагло сел тебе на шею и стал требовать.

Чем помочь сельским ребятишкам

Мы составили список самых «неподъёмных» для многодетных родителей позиций.

•Школьная канцелярия (тетради, ручки, фломастеры, линейки, карандаши, клей, бумага и т. д.).

•Книги для малышей, раскраски, пазлы и т. д.

•Игрушки (куклы, машины, развивающие игры, кубики и т. д.).

Есть ещё два жизненно важных пункта: это дрова и лекарства. Болеть нынче накладно и в городе, а на селе это и вовсе нелегко: до аптеки просто не на чем доехать. Машина дров стоит 8 400 рублей — если сильно экономить, на зиму хватит.

Если вы решили оказать помощь конкретным людям в селе Тавранкуль, можно позвонить Николаю Степановичу Севастьянову по телефону 8-904-945-57-43.

Не обязательно всем кидаться в Тавранкуль. В Челябинской области сотни деревень находятся на грани вымирания. Можно найти «свою» деревню и взять шефство над ней. Если в округе есть церковь, можно обратиться туда: обычно при храмах есть списки нуждающихся, им по мере сил помогают прихожане.

В конце концов, в городе нуждающихся детей ничуть не меньше. Обратите внимание на своих соседей, на одноклассников ваших детей. Главное — принять для себя решение, что вы никогда не переступите через лежащего человека. А у неравнодушных и глаза открываются.

Источники:

http://ru.krymr.com/a/29347331.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5daf24835ba2b500b1c21c10/5e18a9a9e3062c00b102c650
http://chel.aif.ru/society/people/1113675

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector