8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Психологические проблемы мать и дочь. Когда отношения матери и дочери похожи на безумие

Когда отношения матери и дочери похожи на безумие

Чего в них больше – любви или агрессии, взаимопонимания или созависимости? О глубинных механизмах уникальной связи матери и дочери беседуют психоаналитик Мария Тимофеева и главный редактор журнала Psychologies Ксения Киселева.

Кто-то идеализирует свою мать, а кто-то признается, что ненавидит ее и не может найти с ней общий язык, – почему это такие особенные отношения, почему они нас сильно задевают и вызывают такие разные реакции 1 ?

Мать – не просто важный персонаж в жизни ребенка. Согласно психоанализу, практически вся психика человека формируется в ранних отношениях с матерью. Они не сопоставимы ни с какими другими. Мать для ребенка, по словам психоаналитика Дональда Винникотта, является фактически окружающей средой, в которой происходит его формирование. И когда отношения складываются не так, как данному ребенку было бы полезно, его развитие искажается. Практически, отношения с матерью определяют все в жизни человека.

Это возлагает на женщину большую ответственность.

Конечно. Потому что мать никогда не становится для своего взрослого ребенка человеком, с которым он может выстраивать равноправные доверительные отношения. Мать остается ни с чем и ни с кем не сопоставимой фигурой в его жизни.

Как в таком случае могут выглядеть здоровые, благополучные отношения с матерью у взрослой дочери?

Думаю, вы такие примеры видели. Это отношения, в которых взрослые женщины могут общаться и договариваться друг с другом, живут отдельной жизнью – каждая своей. Они могут друг на друга злиться и быть в чем-то не согласны, недовольны, но при этом агрессия не разрушает любви и уважения и никто ни у кого не отнимает своих детей и внуков.

Что мешает возникновению таких хороших отношений?

Отношения дочери с матерью – самые сложные из четырех возможных комбинаций (отец–сын, отец–дочь, мать–сын и мать–дочь). Дело в том, что мать для дочери – первичный объект привязанности. Но потом, в возрасте 3–5 лет, ей нужно перенести свои либидинозные чувства на отца, и она начинает фантазировать: «Я, когда вырасту, женюсь на папе». Это тот самый эдипов комплекс, который открыл Фрейд, и странно, что этого не сделал никто до него, потому что влечение ребенка к родителю противоположного пола было заметно во все времена.

Когда ты начинаешь любить папу, мама становится соперницей, и вам обеим как-то нужно делить папину любовь

И вот эту обязательную стадию развития девочке проходить очень сложно. Ведь когда ты начинаешь любить папу, мама становится соперницей, и вам обеим как-то нужно делить папину любовь. Девочке очень сложно конкурировать с матерью, по-прежнему для нее любимой и важной. А мама в свою очередь часто ревнует мужа к дочери. Но это только одна линия. Есть и вторая. Для маленькой девочки мать – объект привязанности, но потом ей, для того чтобы расти и становиться женщиной, нужно идентифицироваться с матерью.

Здесь есть некоторое противоречие: девочке приходится одновременно любить мать, бороться с ней за внимание отца и идентифицироваться с ней же. И вот здесь возникает новая сложность. Дело в том, что мать и дочь очень похожи, и им очень легко идентифицироваться друг с другом. Девочке легко смешивать свое и материнское, а матери легко увидеть в дочери свое продолжение. Многие женщины и в самом деле плохо различают себя и своих дочерей. Это похоже на психоз. Если спросить их прямо, то они возразят и скажут, что прекрасно все различают и все делают для блага дочерей. Но на каком-то глубинном уровне эта граница размыта.

То есть, когда женщина заботится о дочери, она в каком-то смысле заботится о себе?

Не совсем. Она, скорее, через дочь хочет реализовать то, что не реализовала в жизни. Или что-то, что она сама очень любит. Она искренне считает, что дочь должна любить то, что любит она, что ей понравится заниматься тем, чем занимается она сама. Мало того, мать просто не различает свои и ее потребности, желания, чувства.

Знаете анекдоты типа «надень шапку, мне холодно»? Она на самом деле чувствует за свою дочь. Я вспоминаю интервью с артистом Юрием Куклачевым, которого спросили: «Как вы воспитывали детей?» Он говорит: «А это то же самое, что с кошками. Кошку невозможно научить никаким трюкам. Я могу только замечать, к чему она склонна, что ей нравится. Одна прыгает, другая играет с мячиком. И я эту наклонность развиваю. Так же с детьми. Я просто смотрел, какие они, что у них само собой выходит. А дальше я их в этом направлении развивал».

Разумный подход – когда на ребенка смотрят как на отдельное существо со своими личностными особенностями

Вот это тот разумный подход, когда на ребенка смотрят как на отдельное существо со своими личностными особенностями. А сколько мы знаем матерей, которые вроде бы проявляют заботу: водят детей по кружкам, выставкам, концертам классической музыки, потому что по их глубокому ощущению именно это и нужно ребенку. А потом еще и шантажируют их фразами вроде: «Я на тебя всю жизнь положила», которые вызывают у взрослых детей колоссальное чувство вины. Повторюсь, это выглядит как психоз.

По сути, психоз – это и есть неразличение того, что происходит внутри тебя, и того, что вне. Мать находится вне дочери. И дочь находится вне ее. Но когда мать считает, что дочери нравится то же, что и ей, она начинает терять эту границу между внутренним и внешним миром. И у дочери происходит то же самое. Они одного пола, они и правда очень похожи. Вот тут возникает тема разделенного безумия, своего рода взаимный психоз, который распространяется только на их отношения. Если не наблюдать их вместе, можно вообще не заметить никаких нарушений. Их общение с другими людьми будет вполне нормальным. Хотя возможны отдельные искажения. Например, у этой дочери с женщинами материнского типа – с начальницами, преподавателями-женщинами.

А что предрасполагает к возникновению такого разделенного безумия? Какой-то особый тип личности, какие-то условия воспитания?

Очень сложный вопрос. Здесь необходимо напомнить о фигуре отца. Одна из его функций в семье – в какой-то момент встать между матерью и дочерью. Так появляется треугольник, в котором есть отношения и у дочери с матерью, и у дочери с отцом, и у матери с отцом.

Но очень часто мать старается устроить так, чтобы общение дочери с отцом шло через нее. Треугольник разрушается. Я встречала семьи, где у нескольких поколений воспроизводится эта модель: есть только матери и дочери, а отцы удалены, или они в разводе, или их и не было, или они алкоголики и не имеют никакого веса в семье. Кто в этом случае их близость и слияние разрушит? Кто поможет им отделиться и смотреть куда-то еще, кроме как друг на друга, и «зеркалить» свое сумасшествие?

Кстати, вы знаете, что практически во всех случаях Альцгеймера или каких-то других видов старческого слабоумия матери называют дочерей «мамами»? На самом деле в таких симбиотических отношениях нет различения, кто кому кем приходится. Все сливается.

По поводу важной роли отца в семье. Меня в какой-то момент удивило, что я про многих знакомых женщин могу понять: мамина она дочка или папина. Есть девочки, которые больше любят отца, больше ему подражают, следуют за ним, а есть, наоборот, мамины дочки. Можно это как-то объяснить?

Знаете, как в народе говорят? Для того чтобы ребенок был счастливым, девочка должна быть похожа на папу, а мальчик на маму. И еще есть поговорка, что отцы всегда хотят сыновей, а любят больше дочерей. Эта народная мудрость вполне соответствует предуготованным природой психическим отношениям. Я думаю, что девочке, которая растет «маминой дочкой», особенно тяжело от матери отделяться.

Отношения матери и дочери в подростковом возрасте особенно сложны?

Да, это тяжелый период. Девочка вырастает, вступает в детородный возраст и оказывается как бы на поле взрослых женщин, тем самым выталкивая мать в поле старых женщин. Это не обязательно происходит в данный момент, но суть изменений в этом. И многие матери, не отдавая себе отчет, переживают это очень болезненно. Что, кстати, отражено в народных сказках про злую мачеху и юную падчерицу.

Действительно, трудно выносить, что девочка, дочка расцветает, а ты стареешь. У дочери-подростка свои задачи: ей нужно отделиться от родителей. По идее то либидо, которое пробуждается у нее после латентного периода в 12–13 лет, должно быть повернуто из семьи вовне, на сверстников. И ребенок в этот период должен из семьи выходить.

Если связь девочки с матерью очень тесная, ей трудно вырваться. И она остается «домашней девочкой», что воспринимается как хороший знак: вырос спокойный, послушный ребенок. Для того, чтобы отделиться, преодолеть притяжение в такой ситуации слияния, у девочки должно быть очень много протеста и агрессии, что воспринимается как бунт и испорченность.

Но если мать осознает все опасности и подводные камни подобных отношений, им с дочерью будет легче разделиться?

Все осознавать невозможно, но, конечно, им будет легче. Вы как-то задали мне такой радикальный вопрос: «Обязана ли дочь любить свою мать?» На самом деле дочь не может не любить свою мать. Но в близких отношениях всегда есть и любовь, и агрессия, а в отношениях матери-дочери этой любви море и агрессии море. Вопрос лишь в том, что победит – любовь или ненависть?

Читать еще:  Чем вредна мука

Всегда хочется верить, что любовь. Всем нам известны такие семьи, где все относятся друг к другу с уважением, каждый видит в другом личность, отдельного человека, и при этом чувствует, насколько он родной и близкий.

Об эксперте

Мария Тимофеева – психоаналитик, действительный член Московского психоаналитического общества, член Международной психоаналитической ассоциации.

Мать и дочь: 4 книги о том, как распутать их непростые отношения

Любовь и ненависть, бунт и потребность во внимании, невысказанные обиды или высказанные чересчур жестко. Четыре книги о непростых отношениях матери и дочери, написанные психологами.

Родители: в чем вы их упрекаете?

Слишком строгие или бесхарактерные, авторитарные или безразличные… Список наших к ним претензий долог. Рассказы взрослых сыновей и дочерей о самых противоречивых отношениях в нашей жизни.

Мать и дочь: под маской заботы может скрываться агрессия

Отношения между матерью и дочерью редко бывают простыми. Признание их амбивалентности и понимание ее причин поможет ослабить напряжение, считает семейный психолог Елена Улитова.

Как научиться жить по средствам

Вы потратили все деньги на новую пару туфель, закатили шумную вечеринку в свой день рождения или взяли кредит на новый смартфон? Скорее всего, вы живете не по средствам. Как бороться с этой проблемой, поясняет психолог Ким Морган.

Основные ошибки, которые совершают мать и дочь по отношению друг к другу

В своей работе семейного системного терапевта я регулярно сталкиваюсь с тем, что выросшие дети и родители хотят иметь друг с другом хорошие отношения. И очень часто это становится невозможным. Особенно в отношениях между матерью и дочерью.

В чём же причина того, что общение между мамой и выросшей дочерью складывается не так, как хотелось бы?

Самые распространённые ошибки со стороны матери

  1. Восприятие взрослой дочери, как маленького ребёнка.

Очень часто мама продолжает воспринимать свою взрослую дочь как маленькую девочку, которая ничего не понимает и сама ни с чем справиться не может. Исходя из этого восприятия, мать строит общение со своей дочерью, как с маленькой девочкой. При этом мама делает это настолько неосознанно, из добрых побуждений, что искренне не понимает, чем дочь недовольна.

Из-за чего мать продолжает видеть дочь маленькой?

Есть несколько причин. Основные из них:

  • Страх матери, что дочь, почувствовав самостоятельность, уйдёт, и мать останется одна, без неё. Возникнет ощущение ненужности, брошенности, покинутости. Это очень страшно!

Поэтому мать неосознанно начинает показывать дочери, что та ещё маленькая, что-то не может, что-то не умеет, а она, мать, в этом хорошо разбирается, лучше знает и умеет это делать. Формируя таким образом у дочери ощущение, что «я сама, без мамы, ни с чем не справлюсь», а значит надо «держаться» за маму. Но взрослой дочери уже хочется самостоятельности. И тогда у неё возникает внутренний конфликт и сложности в общении с мамой.

  • Страх старости и смерти.

Очень часто в моей практике я сталкиваюсь с тем, что у матерей есть ощущение: чем младше дети, тем моложе я. Как только дочь вырастает, возникает ощущение «я-старая». А этого очень не хочется. Поэтому мать неосознанно начинает держать для себя дочь в образе маленькой девочки. И тогда внутренне чувствует себя молодой. При этом у дочери уже сформирован страх взросления. Поэтому она неосознанно начинает подыгрывать матери, оставаясь маленькой. Но внутренняя потребность дочери в самостоятельности и автономности при этом не удовлетворяется. И сложности в общении неизбежны.

  1. Отсутствие признания в дочери отдельной личности.

Вырастая, у дочери уже сформировано своё видение жизни и ситуации. Есть свой опыт, своё мнение, свои представления, свои знания, свои желания. И они могут очень сильно отличаться от представлений матери.

Например, дочь встретила мужчину, которого любит. Строит с ним отношения так, как им нравится. Чувствует себя счастливой. А у матери свои представления о том, каким должен быть мужчина её дочери, как они должны жить, чтобы дочь была счастлива. И тогда мать начинает вмешиваться в жизнь дочери со своими представлениями. При этом делает это из лучших побуждений, не обращая внимания на то, что дочь уже счастлива. Дочь разрывается между своим счастьем и мамиными представлениями о счастье для дочери. Малоприятная ситуация, которая приводит к сложностям в общении между матерью и дочерью.

Основные причины того, что мать не признает в дочери отдельную личность:

  • Нереализованные мечты матери.

Очень часто мать хочет через свою дочь реализовать свои мечты. Именно поэтому в детском возрасте ребёнка отводят на кружки и секции, которые нравятся родителям, а не туда, куда ребёнку хотелось бы. Например, мать отвела дочь учиться игре на фортепьяно. Прекрасный инструмент, замечательные учителя. Только дочери никакого удовольствия от этих занятий, как бы ни старалась мать её уговаривать. Девочка мечтает поскорее завершить обучение на этом инструменте и забросить его.

То же самое продолжается и во взрослом возрасте. Мать занята тем, чтобы реализовать через дочь свои мечты. А дочь, из любви к матери, старается ей угодить в этом. Но в какой-то момент для дочери это станет очень тяжело и сложности в общении неизбежны. Слишком много обид и претензий накопится. Это будет мешать общаться.

Внутреннее искажённое представление матери, что истина может быть только одна. И, если представление дочери отличаются от её представлений, то кто-то здесь обязательно не прав. А неправым быть не хочется. Поэтому мать начинает настаивать на своём, а дочь пытается отстаивать своё. И в этом взаимодействии идёт борьба за право на существование. Но здесь на самом деле нет победителя и побеждённого. Обе проиграли. Я знаю массу примеров того, как мать и дочь годами не общаются, при этом обе страдают. Искажённые представления о том, что правда только одна, и она моя, не дают этим женщинам услышать друг друга и увидеть, что у каждого правда своя, и, если представления отличаются, это не значит, что только одно мнение имеет право на существование.

Очень часто на практике я вижу, что мать неосознанно включается в соревновательный процесс с дочерью. Например, дочь звонит матери, хочет от неё получить поддержку по волнующему её вопросу. А мать начинает рассказывать о том, как ей самой сложно живётся. И на фоне этого рассказа, конечно, у дочери ещё будет чувство вины за то, что потревожила мать, у которой и без неё проблем предостаточно. Или ещё частый пример: дочь рассказывает о том, как у неё получилось приготовить вкусное блюдо на ужин. А мать, вместо того, чтобы просто порадоваться за дочь, говорит о том, что она это блюдо уже давно знает и готовит, даже усовершенствовала рецепт, благодаря чему оно стало значительно вкуснее. И так каждый раз. Через некоторое время дочери всё меньше хочется обращаться к матери, и общение становится всё более формальным.

Основные причины такой реакции у матери:

  • Привычка сравнивать себя с другими.

Такая модель поведения со стороны матери говорит о том, что в детстве родители сравнивали её с другими детьми. При этом чаще всего не в её пользу. Например, «да, пятёрку в школе ты получила, а вот Машенька две пятёрки домой принесла. Да, уроки ты сделала, а вот Ирочка уроки сделала и ужин приготовить успела».

Теперь у женщины есть возможность это компенсировать. Поэтому мать неосознанно начинает сравнивать себя с дочерью, но, уже показывая себе, какая она, мать, молодец.

  • Искажённое представление о том, что хорошим в отношениях может быть только кто-то один.

Сравнение в детстве с другими людьми приводит к тому, что у ребёнка формируется восприятие: молодец может быть только кто-то один. И, если кто-то другой рядом уже хороший, то неосознанно человек начинает чувствовать себя плохим. Внутренне с этим сложно согласиться. Поэтому идёт реакция показать другому, что он не совсем молодец, и вернуть себе это место, а с ним ощущение своей хорошести. В моей практике очень часто встречаются ситуации, когда мать и дочь неосознанно борются за это право быть хорошей, как будто место только одно.

  • Отсутствие внутреннего ощущения собственной ценности и значимости.

Очень часто в детстве ребёнка приучают к тому, что он значим только тогда, когда что-то кому-то смог доказать, чего-то смог добиться. Например, выиграл соревнования, получил грамоту, первым что-то сделал. А без этого он не значим и не интересен. Получив подобный посыл от родителей, ребёнок научается жить в постоянном доказательстве собственной ценности и важности. Для этого ему нужно всё время участвовать в соревнованиях и доказывать своё превосходство. Со временем без этого человек не может почувствовать уважение к себе. И тогда он вынужден устраивать себе негласные соревнования, продолжая доказывать, что он интересен, значим. Именно поэтому многие матери неосознанно организуют для себя соревнования с собственными детьми, особенно с девочками. Например, мать подчёркивает дочери: «Я же говорила тебе, что не надо так было делать! Я так и знала, что добром это не закончится! А ты, как всегда, меня не слушала».

В этот момент мать подчёркивает свою значимость за счёт дочери. Малоприятная форма общения, вряд ли его захочется продолжать.

  1. Предъявление обид и претензий.

Очень часто общение матери и дочери сводится к выяснению отношений, предъявлению обид и претензий. И такой вариант общения никого не устраивает. При этом мать и дочь не учатся с этим справляться.

Основные причины формирования претензий в общении:

В своё время мать была девочкой, которая многое терпела и прощала своей матери, слушалась её во всём, отказываясь от своих желаний. Теперь она выросла и ждёт от своей дочери подобного поведения. Но дочь имеет право вести себя не так, как мать хочет. И тогда у матери появляется обида. Ведь «я по отношению к своей матери вела себя не так. И это было проявление любви к ней. Значит, моя дочь меня не любит и не уважает, раз поступает по-другому». Подобная цепочка приводит к боли и обидам, порождая претензии и обвинения. И общение становится невозможным.

  • Внутреннее восприятие матери.

Из-за собственных внутренних представлений о себе, как о человеке, который вынужден всё терпеть, отказываться от своего в пользу чужого, из-за внутренних ощущений ненужности и незначимости, мать не может почувствовать со стороны дочери признательности, любви и благодарности. Когда дочь была маленькой, мать жертвовала чем-то важным для себя ради дочери. Женщина делала это прежде всего из-за собственного внутреннего представления о том, что она плохая мать, и желания доказать обратное. Для этого важно соответствовать общепринятым представлениям о том, что хорошая мать та, которая отказалась от своей жизни, не занимается собой, а живёт только ребёнком. Например, многие женщины, пока ребёнок маленький, перестают заниматься любимыми делами, не ходят туда, куда им хотелось бы, перестают заботиться о себе и ухаживать за собой. Делают такой выбор, перекладывая ответственность за это на ребёнка. Хотя ребёнку это совершенно не нужно. А затем предъявляют взрослой дочери претензии, что та, например, предпочитает пойти на свидание, а не сидеть рядом с матерью. В то время, когда мать столько для неё сделала.

Читать еще:  Девушка нашей мечты: образ идеальной женщины глазами мужчин. Как должна выглядеть идеальная девушка

Даже если дочь начинает жертвовать своей жизнью, мать не может почувствовать её любовь и признательность. Мешает этому обида на себя за то, что сама лишала себя радости жизни. Ведь ребёнок на самом деле не помеха матери в её делах. Но мать не хочет этого признавать и делает дочь причиной всех своих бед. Старается на ней отыграться, требуя компенсировать те жертвы, которые она, мать, принесла во имя дочери.

  1. Отсутствие желания учиться развивать отношения.

Любые отношения требуют развития. Сами по себе они развиваться не будут. Нужно прикладывать усилия для того, чтобы это происходило. А этого очень не хочется делать. Гораздо проще вести себя всегда одинаково, чем учиться по-новому взаимодействовать со своей взрослой дочерью. Это приводит к большому напряжению в отношениях. Ведь то, что было вам хорошо в её пять лет, сейчас уже устарело, как платье, из которого мы вырастаем или с годами оно изнашивается и становится неудобным.

И это основные ошибки во взаимодействиях со стороны матери.

Что же со своей стороны может делать не так взрослая дочь?

  • Поддержание сценариев матери.

В очень раннем возрасте у ребёнка может сформироваться необходимость быть «хорошим» для своих родителей. Вырастая, неосознанно, внутренне эта необходимость может у дочери остаться. И тогда очень часто дочь начинает либо подыгрывать матери в том, что я ранее описала, либо вступать в конфронтацию и бороться с ней за свои права. В любом случае это может быть неосознанным стремлением дочери почувствовать себя «хорошей». При этом и то, и другое является продолжением привычных сценариев взаимодействия.

  • Стремление изменить свою мать.

Очень часто взрослые дочери пытаются учить свою мать, неосознанно требуя от неё измениться. Можно тратить время на переделывание матери, но это не приносит пользы взаимоотношениям.

Очень часто в моей практике сталкиваюсь с тем, что взрослые дочери пытаются вымещать обиды и наказывать мать, «восстанавливая справедливость». Например, уезжают в другие страны и города, перестают общаться с матерью, при общении всячески ей припоминают факты биографии, стараясь неосознанно вызвать у матери чувство вины.

Что же делать? Как возможно улучшать отношения между матерью и взрослой дочерью (и не только)?

Данные рекомендации подходят как для матери, так и для дочери.

  1. Помнить и регулярно напоминать себе, находясь в непосредственном общении, о том, что моя дочь уже выросла. Она взрослая и справится с тем, что в её жизни происходит. Учиться верить в своих детей и их способности. Дочери помнить о том, что она уже выросла, и это факт, который нет необходимости доказывать. Переставать тратить на это своё время.
  2. Найти себе хобби, где вы будете чувствовать интерес и радость от творческого процесса. Начать общаться с интересными для вас людьми на интересные для вас темы.

Например, кружок кинолюбителей. И фильм интересный посмотрели, и тут же обсудили его с другими людьми. Или кулинарные курсы: вместе что-то приготовили и тут же обсудили получившийся результат.

  1. Помнить, что у каждого из нас может быть своё мнение. И они могут быть разными. Каждое мнение имеет право на существование.
  2. Переставать тратить время на оспаривание мнения другого. Учиться интересоваться, с чем связано её мнение? Из-за чего у неё сложилось такое представление?
  3. Начинать реализовывать свои мечты. Тем более дочь уже взрослая и можно переключиться на свою жизнь. Для этого вспомните свои мечты, запишите их и посмотрите, что из этого списка вы можете уже сейчас начать реализовывать?
  4. Переставать сравнивать себя и дочь. Дочери переставать сравнивать себя с матерью. Вы — это вы, она — это она. Учиться радоваться и переживать друг за друга без сравнения себя с ней.
  5. Напоминать себе, что места много. Что нет необходимости бороться, каждая из вас хорошая. Стараться отслеживать и останавливать процесс соревнования, который может неосознанно начинаться.
  6. Матери учиться хвалить свою дочь за её достижения, без обозначения ваших умений. Учиться сочувствовать ей в её переживаниях. И, если очень хочется дать ей совет или высказать своё мнение, спрашивать у неё, хочет ли она это услышать. Понимая и принимая то, что она может вам отказать. И это её право. Ваше право спросить у неё, чтобы от вас она хотела сейчас услышать. В какой помощи от вас она сейчас нуждается?
  7. Дочери переставать переделывать и наказывать свою мать. И это очень сложно. Попытки самостоятельно разобраться в данной ситуации приводят к ещё более плачевным последствиям. Если вы замечаете в своих действиях нечто подобное, из того, о чём я писала, имеет смысл обратиться к специалисту за помощью.
  8. Каждой заняться вопросами внутреннего восприятия себя, проработкой собственных страхов, обид, претензий. Учиться по-новому взаимодействовать с друг с другом. А для этого обратиться за помощью к специалисту.

Интересного и приятного вам общения друг с другом!

Сценарии токсичной матери: учимся распознавать признаки насилия

Клинический психолог Юлия Лапина продолжает тему токсичных отношений между матерью и дочерью. В новой статье речь идет о типах материнского поведения, которые несут насилие и унижение. Текст — Peg Streep

Недавно я получила письмо от читательницы:

«Ок, я опять попалась. После того как я год не общалась с матерью, я чувствовала себя паршиво и позвонила ей и, казалось, она была рада поговорить со мной. Я тут же про все забыла и поехала в субботу к ней в гости. Как я могла на что-то надеяться? Через 15 минут все уже шло по накатанным рельсам. Как будто она разыгрывает один и тот же сценарий. Через час я уехала, полностью опустошенной. Это я такая глупая или кто-то ещё наступал на те же грабли?»

Угадайте, что я ей ответила? Я сказала, что это происходит настолько часто, что для этого явления у меня есть специальная фраза: приходить к одному и тому же колодцу. Фраза подчеркивает пропасть между тем, что вы понимаете на уровне сознания – это высохший колодец – и тем, чего вы безумно хотите на эмоциональном уровне: колодца, полного материнской любви.

Если вы установили границы общения, а затем сами же их и нарушили, если вы прервали (или почти прервали) общение, а затем восстановили его, чтобы вновь столкнуться с тем же самым сценарием, знайте, что вы не одиноки в этом. Если вам поможет, то я этим занималась почти 20 лет, с 20 до 40. На самом деле исследования говорят нам, что такое поведение «шаг вперед и два назад», когда вы отдаляетесь от матери, а затем снова возвращаетесь – гораздо больше распространено, нежели обратное.

Гораздо большая проблема состоит в том, что сценарий написан вашей матерью, а вы в нем лишь исполняете роль. Да, есть сценарист/режиссер, и именно он и владеет сценой.

Сила отношений мать-дочь.

Понятно, что пока мы верим в универсальность материнской любви – миф, который активно поддерживается нашей культурой – мы не можем видеть всю полноту власти родителя, и, возможно, это может быть власть насилия; нам нравится думать о матерях, как о хранительницах мира, любящих и жертвующих женщинах, но так происходит далеко не всегда. Как убедительно показала Deborah Tannen в своей книге «Зачем ты это носишь? Матери и дочери в диалогах», родитель не только создает мир вокруг ребенка, но также диктует, как этот мир интерпретировать. Будучи маленькими детьми, мы «понимаем», что происходит в наших семьях – то что говорится и делается, как люди действуют и реагируют – лишь потому что матери нам всё это интерпретируют.

И не удивительно, что взаимодействия и поведение – даже токсичное и разрушающее – нормализуется; будучи детьми, мы считаем, что все семьи похожи на наши и осознание того, что другие семьи живут по-другому может приходить очень и очень медленно.

К тому же, это осознание может легко сосуществовать с принятием происходящего в своей семье. Мы оправдываем матерей, кричащих на нас, потому что мы плохие, неряшливые или не слушаем, что нам говорят. Мы принимаем обзывательства, потому что мы ошибочно верим, будто эти слова отражают кто мы есть – «сложная», «ленивая», «непослушная», «тупая». Мы думаем, что с нашими братьями и сестрами обращаются иначе, чем с нами, потому что они хорошие, достойные любви и восхищения, а мы нет.

Осознание всего этого происходит не со скоростью лавы, а детскими шагами.

Взрослая жизнь и центральный конфликт.

Большинство нелюбимых дочерей верят, что взрослая жизнь освободит их от нелюбви, так думала и я; однако обнаруживается неприятный сюрприз – переезд из детской комнаты не исцеляет от боли или от тянущейся потребности в материнской любви и поддержке. Это именно то, что я называю в своей книге «Детокс для дочери» центральным конфликтом: конфликт между осознанием дочери какие раны нанесла ей мать и голодом по материнским любви и одобрению. И пока в дочери живет этот конфликт, она с большей вероятностью будет считать нормой, находить объяснения или отрицать токсичность поведения матери и делать все возможное, чтобы не видеть правду. Это то, что я называю «танец отрицания».

Этот танец может длиться годами, столько, сколько существует в дочери этот внутренний конфликт. Я знаю читателей, которые варились в этом конфликте и 60, и 70 лет своей жизни.

Читать еще:  Кипрей узколистный полезные

8 общих разновидностей токсичного материнского поведения.

Помните, что распознать токсичное поведение вам в первую очередь мешает его обыденность. Я люблю метафору про груду обуви, которая обычна свалена в прихожей зимой. Очень скоро к ней привыкаешь и просто перестаешь замечать, то же самое происходит и с плохим обращением. Ради сохранения мира или из-за непонимания как справляться с происходящим вы можете рационализировать её поведения, говоря что-то вроде «на самом деле она не это имела в виду» или «ну вот такой она человек». Возможно, вас вынуждают поступать так другие члены семьи, убеждая вас не раскачивать семейную лодку и оставить всё как есть.

Все, о чем пойдет речь ниже – поведение насилия. Пожалуйста, не заблуждайтесь.

1. Заставлять испытывать стыд и вину.

Это может начаться с детства, раздуванием из мухи слона, в том числе в присутствии других людей. Это может быть обвинение дочери за ошибки и приписывание всё это «испорченной натуре». Стыдить человека – это очень персонализированный процесс и обычно начинается со слов «ты всегда…» или «ты никогда…». Если заниматься этим достаточно часто, то эти послания в голове ребенка превращаются во внутреннего критика, голос которого постоянно обвиняет и приписывает все ошибки чертам характера. Эта ситуация продолжается и во взрослом возрасте, пока не получится её осознать и изменить.

Многочисленные исследования показывают, что самокритика и проблемы с психическим здоровьем идут рука об руку. Особенно самокритика и депрессия.

2. Неблагодарная дочь.

В этом варианте мать играет роль жертвы, а ребенку напоминают, какая она неблагодарная дочь, обычно завершая это фразой «и это после всего того, что я для тебя сделала». Хотя корни такой стратегии в детстве дочери, эта «игра» очень сильно влияет на её взрослую жизнь, особенно если она пытается установить границы или регулировать частоту контактов с матерью. Из письма Адель и её опыт отнюдь не исключение:

«Каждый раз, когда я пыталась поговорить с ней о её ужасном поведении, она вешала трубку. А через несколько дней, кто-то из семьи, может быть тетя, иногда отец или двоюродная сестра, начинали рассказывать мне, что моя мать больна и сходит с ума и это полностью моя вина. Говорящий это потом начинал критиковать меня за мою жестокость, закладывая фундамент для будущей саги моей матери под названием «бедная, бедная я». Это сводило меня с ума. И да, часть меня всегда испытывает вину. Даже несмотря на то, что я знаю, что всё это игра».

История Адель типична, потому что вина подкрепляется культурными ожиданиями и библейскими заповедями; на эту кнопку легко давить.

3. Игра в сочувствие.

Фаворитизм в семье не ограничивается матерью-королевой-драмы. Он случается и в здоровых и любящих семьях. Он настолько распространен, что даже имеет сокращение (Parental Differential Treatment – PDT – Разное родительское отношение). Но чаще всего это разное отношение ненамеренное, хотя и оказывает определенное влияние на детей в семье; иногда это имеет отношение к личным коммуникационным проблемам матери (например, один ребенок больше на неё похож чертами личности и с ним общаться проще) или ей проще с ребенком, которому требуется меньше поддержки (так как у неё самой дефицит ресурса) или наоборот, она полностью погрузилась в «проблемного» ребенка.

Однако токсичная мать играет в фаворитов с целью контролировать детей – она манипулирует их потребностью в одобрении – и стремится сформировать определенный тип отношений между братьями и сестрами. Это сознательный акт и обычно вполне рационализируемый. (Например, она постоянно вас критикует, чтобы «ты не выросла эгоисткой»; сравнивает с сестрой/братом, чтобы мотивировать и т. п.) К слову, если вы единственный ребенок в семье – это не освободит вас от этой игры, потому что всегда есть двоюродные сестры, соседские дети, сын маминой подруги и даже известные личности, с которыми вас можно сравнивать не в вашу пользу. («И почему ты не как дочь у Тамары Палны? Я бы так хотела гордиться тобой, как она своей!»)

4. Скрытая или пассивная агрессия.

Мать может демонстрировать пассивную или скрытую агрессию не напрямую к своему ребенку (например, говорить унижающие колкости в адрес отца в присутствии ребенка) – большинство стилей поведения, перечисленных в этом пункте не связаны с криками и скандалами, но я включила их в этот список, потому что на развитие ребенка напрямую влияет то, как родители относятся друг к другу и к другим членам семьи.

Согласно результатам исследования Patrick T. Davies, когда дети становились свидетелями открытой жестокости, включая вербальную злость, наказание молчанием, невербальную злость и физическую агрессию, дети из группы второго класса демонстрировали поведенческие нарушения и избегание конфликта. Дети, которые становились свидетелями скрытой агрессии также демонстрировали определенные нарушения – у них наблюдались эмоциональные гиперреакции, и они вступали в конфликты. Дети в седьмом классе, наблюдающие открытую жестокость продолжали демонстрировать поведенческие проблемы, были тревожными, замкнутыми, имели проблемы со сном и находились в депрессии. Дети в седьмом классе, которые больше сталкивались со скрытой агрессией родительских конфликтов имели проблемы с регуляцией поведения, такие как удерживание внимания в классе, демонстрировали агрессию и были более склонны нарушать правила.

5. Газлайтинг.

Обычно этот термин больше ассоциируется с отношениями взрослых людей, но грустная правда состоит в том, что родители тоже могут заниматься газлайтингом по отношению к своим детям. Газлайтить ребенка невероятно просто и ужасающе эффективно, потому что родители – это непререкаемый авторитет во всех смыслах, и когда они говорят вам, что чего-то не было, вы скорее всего им поверите. (Возможно я была исключением из правил, потому что уже в возрасте 6 или 7 лет мои воспоминания событий и сказанных слов были в полном порядке. Но к сожалению, это имело свой побочный эффект – это заставляло меня думать, что или моя мать, или я сумасшедшая, а идея, что я могу оказаться сумасшедшей приводила меня в страх и ужас).

Газлайтинг невероятно травмирующий опыт для ребенка, потому что именно в детском возрасте так важно научиться доверять своим эмоциям и мыслям и выстраивать навыки понимания других людей; а вместо этого газлайтинг, словно мачете, срубает под корень все усилия в этом направлении и сеет сомнения в себе, из которых прорастает самообвинение. Вот как мне рассказывала о своем опыте Робин:

«Моя мать давала обещания, нарушала их и говорила мне, что никогда ничего мне и не обещала. Теперь я знаю, что это называется газлайтинг. Когда мой брат меня побил, она обвинила меня, что я вывела его из себя, а когда я выразила протест, она мне сказала, что я сама виновата. И это тоже газлайтинг. Или она могла просто отрицать, что что-то происходило. Я хорошо помню, как в такие моменты она стояла на кухне, уперев руки в бока, называла меня лгуньей или спрашивала, зачем я лгу. Ох. Терапия раскрыла мне глаза на всё это.»

Хорошие новости о родительском газлайтинге (в отличии от газлайтинга партнера) — по мере взросления вы начинаете его замечать.

6. Унижение и высмеивание.

Матери с ярко выраженной потребностью контроля или нарциссическими чертами дирижируют отношениями внутри семьи и между детьми – об этом мы говорили в пункте про фаворитизм, но делать одного из детей объектом насмешек – это ещё один способ держать всех под контролем. Высмеивать чувства и мысли, словами или соответствующими жестами, такими как закатывание глаз или смех, не только жестоко, но и является формой насилия и да, способствует расцвету в человеке сомнений в себе и даже ненависти к себе.

Даже во взрослом возрасте, когда вам постоянно повторяют, что ваше мнение чушь или дурацкое или что-то типа «никого не волнует, что ты там думаешь» – это все про власть и манипуляции и это нельзя извинять и терпеть. Забота о ком-то в первую очередь означает уважение.

7. Козел отпущения.

На мой взгляд, о козле отпущения исчерпывающе сказал Gary Gemmill, который отметил, что наличие козла отпущения позволяет группе или семье и её членам верить в то, что они гораздо здоровее, чем на самом деле. Если есть кто-то, кого можно во всем обвинить – вне зависимости от того, всегда ли это один и тот же человек или эта роль переходит по кругу – такой подход позволяет считать, что всё бы наладилось, не будь этого человека. Таким образом, козел отпущения позволяет матери, который необходим контроль и которая испытывает потребность в поддержании своего положительного образа, всегда иметь под рукой объяснение всем проблемам. Не удивительно, что это любимый инструмент матерей-нарциссов.

8. Наказание молчанием.

Когда человек не разговаривает с вами и не отвечает на обращенные к нему реплики – это выражение максимального презрения. Это очень унизительно и болезненно и во взрослом возрасте, однако для ребенка это абсолютно разрушительно, особенно когда исходит от родителя. Одна читательница поделилась своим опытом:

«Наказание молчанием, которая так любила практиковать моя мать, было просто ужасным. Это могло продолжаться несколько дней, которые кажутся тебе целой вечностью, когда тебе шесть или семь лет. Она смотрит сквозь тебя, как будто тебя тут нет и это действительно ощущается как будто я исчезла из мира. Я делала всё, что могла, чтобы не злить её и не попадаться ей на глаза; я мало говорила и мало делала, потому что я всё время боялась. Когда в старшей школе учительница обращалась ко мне у меня начинались панические атаки и только много позже, уже в колледже, мой терапевт показал мне связь между моим страхом говорить и заявлять о себе и тем, как моя мать со мной обращалась».

Как только вы научитесь распознавать такое поведение и как оно на вас влияет, вы сможете выстроить границы со своей матерью. Насилие – это НЕ норма.

Перевод Юлия Лапина

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.

Источники:

http://www.psychologies.ru/standpoint/kogda-otnosheniya-materi-i-docheri-pohoji-na-bezumie/
http://samopoznanie.ru/articles/osnovnye_oshibki_kotorye_sovershajut_mat_i_doch_po_otnosheni/
http://zen.yandex.ru/media/id/592e76598e557dedf2436612/5d19acd460d75900ad95413c

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector